Какие правила охоты разработаны для охотников с нарезным оружием

  • New Новинки
  • Хит Хиты продаж
  • % Скидки

Производители

Clever

5.11

Accuracy

Anderson Manufacturing

CADEX

Desert Tech

Federal

IPSC KAZAKHSTAN

KESTREL

Lapua

Все производители Будьте в курсе!

Новости, обзоры и акции

Обзоры и советы Все обзоры и советы Получение разрешения на приобретение охот.оружия через портал электронного правительства Полевые испытания 18 лучших прицелов RF85 — новое слово в оружейной промышленности Все обзоры и советы Обзоры и советы Все обзоры и советы Получение разрешения на приобретение охот.оружия через портал электронного правительства Полевые испытания 18 лучших прицелов RF85 — новое слово в оружейной промышленности Все обзоры и советы image По поводу использования нарезного охотничьего оружия по-прежнему периодически возникают разнообразные дискуссии на охотничьих форумах. Тема очень интересная, давайте посмотрим, как она решается законодательством. Основные нормы содержаться в Правилах охоты. Пункт 53.3. устанавливает, что применение охотничьего огнестрельного длинноствольного оружия с нарезным стволом и нарезных стволов охотничьего огнестрельного комбинированного оружия для охоты на пернатую дичь, запрещено за исключением осуществления охоты на горную и боровую дичь в сроки, указанные в пункте 41 Правил. Пункт 41 регулирует сроки осуществления охоты во все иные сроки, помимо весенней. Значит, во всех случаях, кроме весенней охоты, действует правило, установленное п. 53.3. Можно ли из нарезного оружия охотиться на птицу весной? – нельзя, только в сроки, указанные в п. 41 Правил. Можно ли из нарезного оружия охотиться осенью в разрешенные сроки на утку? Нельзя. Только на боровую и горную дичь. Можно ли охотиться из нарезного на глухаря осенью в разрешенные сроки? Можно. Это боровая дичь. Можно ли в эти же сроки на вальдшнепа? Вроде бы можно, вальдшнеп в целях применения Правил охоты отнесен к боровой дичи. (п.31.5.). Но на самом деле – нельзя – п. 42 устанавливает, что охота на вальдшнепа осуществляется только с использованием гладкоствольного оружия. Теперь, что касается применения нарезного орудия при охоте на зверя. Здесь в Правилах имеется только одно ограничение: 53.5. применение на коллективной охоте для добычи охотничьих животных полуавтоматического оружия с магазином вместимостью более пяти патронов. Самый же сложный для практики вопрос состоит с регулированием вопросов калибра нарезного оружия. В Правилах этот вопрос вовсе не урегулирован, не упоминается в них слово калибр. А ведь в старых правилах это было, да и практическая целесообразность регулирования этого вопроса, похоже, существует. Для тех, кто не захочет читать довольно сложный текст дальше, сразу укажем вывод — по существующим правилам можно на любое животное охотится с любым калибром нарезного ствола. И  региональные власти не имеют права устанавливать здесь какие-то ни было ограничения. Можно по птице — 9,3, можно по медведю — 5,6. Нет ограничений. Вот из переплетения ответов на два этих вопроса – о возможности установления запретов вообще и о возможности установления запретов на местах — и возникает вся сложность и запутанность, часто сбивающая с толку не только рядовых охотников, но и юристов. Однако, прежде чем пытаться эту запутанность преодолеть, нужно сначала попытаться ответить на не-юридический вопрос. А надо ли вообще регулировать применение видов охотничьего оружия законом или охотники и сами знают, какое оружие им надо использовать и когда. Или – еще шире: надо ли регулировать применение орудий и способов охоты? Скажем, надо ли устанавливать требования о запрете ногозахватных капканов? Ведь наши охотники достаточно гуманны и сознательны, что сами будут использовать только мгновенно убивающие — проходные. Надо ли запрещать охоту из 7,62х39 по крупному зверю, ведь охотники и сами прекрасно понимают, как велика опасность подранков и сколько мучений можно принести зверю таким ранением? Надо ли запретить стрелять крупным калибром по тетереву, сидящему на дереве? Настоящие охотники ведь понимают, что птица будет разбита и никогда не руководствуются принципом – «зато попал». Другими словами – надо ли отдать право выбора орудия охоты охотникам в расчёте, что они сами все сделают правильно? Ответ на вопрос о необходимости регулирования калибров зависит от этого нравственного выбора. Одни считают, что охотники и «сами с усами». Другие – что плохих парней еще очень много и для них надо установить правила. Я отношусь к последним. Конечно, глубина этого регулирования может быть различной – можно ведь прописать каждую мелочь, а можно лишь самое необходимое. На мой взгляд, в законе должны быть прописаны правила, обеспечивающие возможность наказания людей, намеренно использующих такие виды орудий охоты, применять которые не этично. Например, сейчас ведь никак не накажешь тех, кто палит из крупного калибра по птице ради развлечения. Или тех, что применяют малокалиберное оружие для охоты по крупному зверю, не озаботившись большим числом подранков. При таком подходе – регулирующих норм будет немного, и они не вызовут никаких помех для большинства охотников, соблюдающих правила. Теперь можно снова обратиться к существующим правовым нормам и их трактовке. Вот каким образом Верховный суд трактует вопрос о соотношении федеральных Правил охоты и региональным законодательством, регулирующим параметры охоты. Суд делает это в отношении конкретного спора по поводу установления запрета на право использования нарезного оружия для охоты на барсука и лисицу. В Кемерово запретили такую охоту, но ВС говорит, что это неправильно. Отношения в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов на федеральном уровне регламентированы Конституцией Российской Федерации, Федеральным законом от 24 июля 2009 г. N 209-ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее — Федеральный закон от 24 июля 2009 г. N 209-ФЗ), другими федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, а также принимаемыми в соответствии с ними законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации. Вопросы природопользования и сохранения природных ресурсов отнесены Конституцией Российской Федерации к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов (ст. 72). По предметам совместного ведения издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации. Законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам. В случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон (ч. ч. 2 и 5 ст. 76). По указанному предмету совместного ведения к полномочиям Российской Федерации Федеральным законом от 24 июля 2009 г. N 209-ФЗ в числе прочих отнесено утверждение Правил охоты (п. 6 ст. 32). В качестве полномочий субъектов Российской Федерации этим же Федеральным законом названы определение видов разрешенной охоты и параметров осуществления охоты в охотничьих угодьях на территории субъекта Российской Федерации, за исключением особо охраняемых природных территорий федерального значения (п. 1 ч. 1 ст. 33), разработка и утверждение норм допустимой добычи охотничьих ресурсов, выдача и аннулирование охотничьих билетов, установление перечня охотничьих ресурсов, в отношении которых допускается осуществление промысловой охоты (п. п. 2, 3, 4 ст. 34), и иные полномочия. Право утверждать правила охоты субъектам Российской Федерации не предоставлено. Правила охоты, как следует из положений ст. 23 Федерального закона от 24 июля 2009 г. N 209-ФЗ, представляют собой основу осуществления охоты и сохранения охотничьих ресурсов, утверждаются уполномоченным федеральным органом исполнительной власти и являются обязательными для исполнения в сфере охотничьего хозяйства. Правилами охоты устанавливаются ограничения охоты. К ограничениям охоты ст. 22 указанного Федерального закона отнесено установление допустимых для использования орудий охоты, способов охоты, которые должны соответствовать международным стандартам на гуманный отлов диких животных. Главное здесь вот в чем. Статья 23 закона «Об охоте» устанавливает, что ограничения, предусмотренные в статья 22 устанавливаются только Правилами охоты. А субъекты могут только установить «виды разрешенной охоты параметры охоты в соответствующих охотничьих угодьях». Таким образом в перечень ограничений, которые неподвластны субъектам федерации попадают: 1) запрет охоты в определенных охотничьих угодьях; 2) запрет охоты в отношении отдельных видов охотничьих ресурсов; 3) запрет охоты в отношении охотничьих ресурсов, определенных пола и возраста; 4) установление допустимых для использования орудий охоты, способов охоты, транспортных средств, собак охотничьих пород и ловчих птиц; 5) определение сроков охоты; 6) иные установленные в соответствии с федеральными законами ограничения охоты. Кроме того, как сказано в 23 статья закона, только Правила охоты устанавливают следующие нормы: -требования к охоте на копытных животных; -требования к охоте на медведей; -требования к охоте на пушных животных; -требования к охоте на боровую дичь, степную и полевую дичь, болотно-луговую дичь, водоплавающую дичь, горную дичь и иную дичь; -требования к охоте с собаками охотничьих пород и ловчими птицами; -требования к отлову и отстрелу охотничьих ресурсов; -требования к сохранению охотничьих ресурсов, в том числе к регулированию их численности; -требования к продукции охоты; -иные параметры осуществления охоты. Получается, что все параметры охоты (раз стоит формулировка – иные) определяются только Правилами охоты. А что же такое «параметры осуществления охоты в соответствующих охотничьих угодьях»? Думаю, что этого не знает никто. Отсюда и вся путаница. Субъекты говорят, что у них есть право определять параметры в соответствующих охотничьих угодьях, т.е. своих, на территории области, а федерация говорит нет – и орудия добычи определяют Правила, и сроки охоты определяют Правила, и запреты охоты устанавливают Правила, и даже иные тоже устанавливают тоже Правила. А решение Верховного суда, данное в отношении конкретного спора как раз эту федеральную позицию и поддержало. Все установлено в Правилах! И тут можно было бы поставить точку, не будь в законе «Об охоте» еще вот такого: п.4.2. ст. 33 устанавливает, что «уполномоченный федеральный орган согласовывает введение органами государственной власти субъекта Российской Федерации ограничений охоты». И даже есть Постановление ВС N 56-АД13-7, в котором сказано, что субъект может изменить сроки охоты только на основании Правил и только по согласованию с федеральным органом. Как же так – ведь ограничения охоты устанавливают только Правила? И сроки тоже – только Правила? Вот здесь и была закопана эта собака. Субъекты, основываясь на Постановлении ВС по согласованию с Минприродой вовсю переносят сроки и вводят различные ограничения охоты, а учитывая Определение ВС – только избегают теперь регулировать калибры. А ведь это один и тот же вопрос – вопрос соотношения Правил и региональных актов. Если по оружию они менять ничего не могут менять, почему они могут менять сроки? Нечеткость формулировок закона «Об охоте» порождают противоречивую судебную практику. А она – дальнейшую неразбериху. Еще одно такое же определение ВС №89 АПГ 16-6, принятое уже в 2015 году. Так регионы снова до регулирования видов разрешенных орудий доберутся.  Самое смешное, что рядом с этим опубликовано  другое определение – об оспаривании Параметров охоты Курганской области, в котором ВС снова подтверждает, что основой регулирования являются таки Правила охоты и менять их в таком деле, как устанавливать ограничения видов разрешенного оружия нельзя. Вот так-то – менять сроки можно, а менять орудия добычи – нельзя. А ведь в основе одни и те же статьи 22-23 закона «Об охоте». Почитайте еще о правилах охоты:

  • О правилах заполнения сведений о добыче
  • О транспортировке оружия в угодьях и презумпции невиновности
  • О правилах организации коллективной охоты
  • О правилах возврата сведений о добыче
  • О правилах использования лодок на охоте
  • О пристрелке оружия в охотничьих угодьях

imageВ настоящее время в России этот боеприпас является самым распространенным. Под него выпускается большое количество нарезного охотничьего оружия, одновременно продолжается разработка новых образцов. О самом патроне же, особенно в последние годы, когда появилось множество охотничьих справочников, чего только не прочитаешь! То его не рекомендуют для охоты на крупного опасного зверя, называя «откровенно опасным», а то вдруг патрон начинает обладать достаточной мощностью «на всех охотничьих дистанциях для зверя весом до 250 кг». Встречаются и высказывания о полной непригодности патрона для охоты, в частности, на медведя.

Сегодня наша промышленность делает несколько модификаций патронов калибра 7,62×51. Барнаульский завод: патрон 7,62×51 с оболочечной пулей весом 9,4 г и полуоболочечной — 9,1 г с начальной скоростью 820 м/с и стальной лакированной гильзой. Новосибирский завод: патрон 7,62×51 (.308 Вин.) с полуоболочечной и оболочечной пулями весом 9,6 г, начальная скорость порядка 850 м/с. Гильза вначале была латунная, затем биметаллическая. Обоими производителями выпускается еще несколько типов патронов: спортивный, патрон с индексом «Супер» и другие, но держать их в руках, а тем более стрелять ими не приходилось. На руках у охотников встречаются и выпускавшиеся ранее 7,62х51А с полуоболочечной пулей 9,7 г с начальной скоростью 910 м/с. На основании собственного опыта применения этих патронов на различных охотах могу сделать однозначный вывод — патрон вполне пригоден для отстрела крупных и средних медведей и лосей. Вообще-то здесь не мешает поточнее определиться с понятиями «крупный» и «средний». Думаю, не ошибусь, если для Камчатки относительно бурого медведя весовые данные будут следующими: средний — 150— 250 кг, крупный — 250—350 кг, очень крупный — более 350 кг. Конечно, эта градация довольно условна, но тем не менее по ней можно ориентироваться. Особенно хотелось бы обратить внимание на стрелковую квалификацию охотника. Имея в руках даже мощнейшее ружье калибра 9,3×64, нельзя уподобляться туземцам Африки, которые, согласно известнейшему охотнику-профессионалу Хантеру, считали, что зверя убивает не пуля, а сам звук выстрела, и не особенно заботились о меткости стрельбы. Повторю охотничью аксиому: стрелять необходимо только по убойным местам; если зверь стоит неудобно, следует ждать, когда он подставится под выстрел; либо, если позволяют условия, самому изменить позицию на более выгодную. Обстоятельства сложились так, что в последнее время на медведя я охочусь в одиночку. Хотя и ездим на охоту вдвоем, но напарник мой — не охотник, его хобби — фото- и видеосъемка, так что у костра всегда есть с кем словом перекинуться, но охочусь всегда один. Так вот, без хвастовства и на полном серьезе — после перехода на «51-й» патрон — больше двух выстрелов на одного зверя делать еще не приходилось. В охоте на лося дело обстоит несколько иначе — она всегда коллективная, проходит в основном по снегу, что вносит свои коррективы. Впрочем, вернемся к главному. На фото 1 полуоболочечная пуля, вернее, то, что от нее осталось после попадания в локтевой сустав лапы крупного медведя весом около 300 кг. Дистанция стрельбы — 250 м. Развернувшаяся «розочкой» оболочка весит ровно 2 г при первоначальной массе пули 9,6 г. Наибольший диаметр раскрытия — 30 мм. Как видно на фотографии, оболочка развалилась на лучи, свинцового сердечка обнаружить не удалось. Описывая этот случай в № 12 журнала за 1999 г., я непреднамеренно ввел читателей в заблуждение, какое, они поймут несколько ниже. В результате выстрела медведь, до этого несшийся галопом поперек склона, повернул и медленно, припадая на левую лапу, пошел почти в противоположном направлении. Он был явно в состоянии «грогги», выражаясь боксерским языком, что и позволило выстрелить еще раз, более прицельно. Применялся патрон 7,62×51 (.308) Новосибирского завода. На приличном расстоянии и при данном весе зверя — это свидетельство достаточной мощности и убойности. Конечно, кто-то может возразить, что именно из-за попадания в крупную кость пуля смогла настолько деформироваться и что в мягких тканях она вскрывается не так эффективно, и в этом будет прав. Однако хочу заметить, что в этом примере выстрел в локоть был несколько случаен, но даже и при таком исходе медведь получил настолько мощный удар, от которого не сумел быстро оправиться, а это, в свою очередь, и послужило гарантией успешного завершения охоты. Нелишне также отметить, что повреждение кости влечет за собой образование множества мелких осколков, действующих как самостоятельные убойные элементы, тем самым увеличивая поражающий эффект. Следующий описываемый эпизод происходил осенью. Проходив безрезультатно по тундре, на которой стояли реденькие малорослые березки вперемешку с молодым кедровым стлаником, до середины дня, я решил возвращаться к лагерю. С собой у меня было 2 ружья: помимо карабина еще ИЖ-27. Дробовик я прихватил в надежде подстрелить пару-тройку белых куропаток. Уже дважды я «дергался» от вырывающихся почти из-под ног птиц, их характерного крика и хлопанья крыльев, но опускал вертикалку, опасаясь подшуметь более интересующих меня медведей. В том, что они здесь есть, я не сомневался — на шлаковых полянках, разбросанных по тундре, медведи оставили множество следов различной свежести и размеров. Тут и там попадались внушительные кучи из полупереваренной голубики, а самих косолапых что-то не было видно. Забросив карабин за спину «по-походному», то есть через голову, с ружьем в руках, я не торопясь шел по тундре. И надо было такому случиться — обойдя небольшой, но высокий куст кедрача, вижу в 20 метрах бурого медведя. Тот, явно меня не замечая, уплетает голубику, слизывая длинным языком фиолетового цвета ягоды с низкорослых кустиков. Быстро отступив за кедрач, пытаюсь снять карабин, но, как назло, он зацепился чем-то за рюкзак и не поддается. Вспоминаю, что в нарукавном кармане лежат два патрона с пулей «Диаболо», вкладываю их в патронники, стараясь не щелкнуть, закрываю ружье и, приготовившись, выхожу из своего укрытия. Возня моя не прошла незамеченной — медведь стоял на прежнем месте, но с явным интересом смотрел в мою сторону. Более того, невдалеке от первого находился второй, правда, ничего не подозревающий. Отмечу, что способность медведей к слиянию с окружающим фоном всегда меня удивляла. Спрашивается, ну как можно проморгать такого крупного зверя на практически открытом пространстве? Но подобное случается, и часто далеко не с новичками в охотничьих делах. Медведя соломенного цвета немудрено принять за большую тундровую кочку, покрытую увядшей травой; темно-бурого на значительном расстоянии легко спутать с кустом кедрового стланика… Хорошо прицелившись в лопатку, нажимаю на спуск — щелчок, какое-то судорожное движение приклада — непонятное ощущение, но медведь сообразил все гораздо быстрее меня и уже мчался прочь. Разбираться, что случилось, нет времени, сбрасываю карабин вместе с рюкзаком на траву, освобождаю защелку магазина от петли затяжного шнура и передергиваю затвор. За эти секунды зверь успел перескочить небольшой, но глубокий ручей и был уже метрах в 150, ему оставалось пересечь короткий чистый отрезок, и — вот он спасительный березняк. Делаю первый выстрел — глухой шлепок попадания, медведь, опустив зад, поворачивается на передних лапах, стреляю второй раз, и он валится на землю. Переведя дух и смахнув пот со лба, иду к трофею. Уши стоят «топориком», значит, все в порядке, упитанный самец весом приблизительно 180—200 кг. Первая пуля (фото 2) попала в верхнюю треть бедренной кости. Раскрытие не такое сильное, как в первом случае, что объясняется применением более легкой пули с несколько уменьшенной начальной скоростью (использовался Барнаульский 7,62х5Ш-9,1). Крупная кость диаметром более 50 мм оказалась разбитой на мелкие кусочки, а вокруг места попадания образовалась обширная область поражения, превратившая мягкие ткани в подобие мельчайшего фарша. Остаточная масса оболочки — 1,8 г. Сперва я подумал, что свинцовый сердечник «разбрызгался», но ошибся. В процессе разделки он был обнаружен в печени, где нанес весьма серьезные повреждения — фактически печень оказалась разрезанной на две неравные части, а желчный мешочек чудом уцелел. Вес сердечника — 5 г. Здесь я вспомнил случай, описанный в статье о карабине «Вепрь-308», и, сопоставив факты, понял — выходное отверстие возле шеи оставил тогда именно сердечник, «вышедший» из оболочки в момент удара и резкого торможения пули о крупную кость. Надо заметить, что патрон 7,62х51М-9,1, конечно, ослаблен. Мне, к примеру, приходится применять его для стрельбы глухаря (пока не появился патрон с оболочкой весом 9,4 г). Дистанции были различными — в диапазоне 80— 150 м. При попадании отмечались незначительные повреждения, а птица была вполне пригодна для дальнейшего использования. Впрочем, из вышесказанного можно сделать вывод, что этот патрон дает неплохие результаты по среднему зверю. Что же касается осечки дробовика, то причина была чисто прозаическая для нашего времени — подвел капсюль «Жевело», — когда я извлек гильзу, из патронника посыпался несгоревший порох, а сама пуля застряла в стволе, пройдя около 30 см. Смертельным же был второй выстрел из карабина — навылет пробита шея с повреждением позвонков. На фото 4 и 3 полуоболочечная пуля с начальной массой 9,7 г (патрон 7,62х51А). Площадь поперечного сечения в результате деформации увеличилась практически более чем в два раза. Медведь живым весом свыше 200 кг был добыт на дистанции 50 м. Этот случай показателен еще и тем, что в туше не оказалось выходного отверстия, несмотря на малую дальность стрельбы и мощный патрон. Интересно, что к этому медведю я пытался подойти на выстрел трижды, в двух попытках зверь, неизменно чего-то опасаясь, уходил в лесной массив, при том, что скрадывал я его на ветер. Лишь на третий раз, почти уже потеряв всякую надежду на успех, поскольку ветра не стало, удалось приблизиться к нему по краю леса, для чего пришлось разуться (сапоги с предательским хрустом крошили опавший лист). После выстрела медведь рухнул как подкошенный и не поднимался. Попадание было в середину шеи, безусловно смертельное. Так как выхода пули не было, я попробовал отыскать ее, но сначала это сделать не удалось. Лишь по прошествии некоторого времени мне позвонил товарищ и сообщил, что обнаружил в мясе пулю, на что я уже не надеялся. Зная, что я собираю такие «сувениры», он сохранил его. Анализируя эту охоту, можно отметить, что «глухая» рана при определенных условиях выстрела — бесспорное достоинство патрона, обеспечившего передачу всей энергии пули в цель без потерь, гарантирующую надежное поражение зверя. Остаточный вес пули — 6 г. К вышеизложенному можно добавить, что такой случай пока первый и единственный в моей охотничьей практике, когда настолько осторожный и умный зверь, как бурый медведь, позволил сделать охотнику целых три попытки. По моим наблюдениям, они, кстати, подтверждаются и другими, при температуре воздуха ниже —15 °С предпочтительнее брать патроны Новосибирского завода низковольтной температуры. Барнаульские патроны ощутимо снижают свои характеристики при отрицательной температуре, навеска пороха у них на 0,3 г меньше, пуля легче на 0,2—0,5 г в зависимости от конструкции, и это особенно проявляется на морозе. А так как оружие при нахождении в угодьях почти не заносится в тепло, ситуация усугубляется. Любопытства ради я решил провести однажды опыт — после восьмичасового пребывания в лесу на 25-градусном холоде выстрелил из сухого чистого ствола Барнаульским патроном 7,62×51-9,1, потом, по истечении четверти часа, для полного остывания и чистоты эксперимента (хотя при таких условиях один выстрел разогреть существенно металл не в состоянии) «извел» 7,62×51 (Винчестер .308). В первом случае канал ствола был заметно загрязнен несгоревшими порошинками, после второго выстрела поверхность осталась практически чистой, с легкой помутненностью хромировки. Оба патрона до этого носились вместе в боковом кармане маскхалата, то есть находились в равных условиях хранения. Использование оболочечной пули заметно расширяет область применения патрона. Теперь стало возможно спокойно отстреливать, к примеру, глухаря или гуся, да и другую дичь, не боясь получить вместо мяса смесь из костей, крови и внутренностей. Завершая, не хотелось бы быть неправильно понятым. Я не призываю всех поголовно охотников пользоваться оружием именно данного калибра. Каждый вправе выбирать себе модель по цене и вкусу, ориентируясь на конкретные или предполагаемые объекты охоты. Просто порой при полной противоречивости мнений и выводов хочется внести хоть некоторую ясность относительно этого патрона.

Главная » Оружие »

Об охоте с карабином СКС (самозарядный карабин Симонова) существует неоднозначное мнение. Боевое оружие иногда переделывают в охотничье. С карабином СКС это произошло в далеком 1949-м, тогда он был принят на вооружение. Основная модель СКС-45 зарекомендовала себя в боевых условиях как надежное и безотказное оружие с высокими стрелковыми свойствами. Эти же качества перекочевали и в охотничьи вариации винтовки. Технические данные СКС: калибр – 7,62 мм, первичная скорость – 735 м/с, масса с десятком патронов в магазине – 3,9 кг, дальность точной стрельбы – 1000 м пулей весом 8 г, длина изделия – 1 м.

Карабин СКС и его варианты для охоты и сегодня используются охотниками-промысловиками для добычи средней крупности животных. Только боевой патрон заменяется охотничьим с утяжеленной пулей весом 9,7 г.

Особенности ОП СКС

Переделку боевого СКС-45 в гражданский вариант выполняли несколько Тульских оружейных заводов, в результате появились карабины ОП СКС, КО СКС и ТОЗ-97 Архар. Последняя модель значительно отличается от оригинала, на ней предусмотрено крепление под оптический прицел. Но речь пойдет не об ТОЗ-97, а о карабине ОП СКС. В отличие от СКС-45 у охотничьего карабина снят кронштейн крепления штык-ножа, установлен маркированный ствол, позволяющий идентифицировать его баллистику, и укорочена прицельная планка до стрельбы на 300 м. На этом внешние отличия заканчиваются.

Что же касается конструкции самих механизмов СКС, то их не изменяли при переработке в охотничью модель: винты отсутствуют в обоих вариантах, а детали штампованные или изготовлены фрезерованием. Так что ОП СКС перенял от боевого собрата надежность и технические показатели. К особенностям охотничьего карабина можно отнести:

  • запирание ствола перекосом – устаревший способ, но удобный при профилактике оружия;
  • затворные рама и коробка имеют минимум пазов, что предотвращает скапливание в них загрязнений и ускоряет процесс чистки;
  • способ заряжания – обойменный, без снятия магазина (он не съемный), это требует определенного навыка.

Неприхотливость, простота и безотказность позволяют карабину не утрачивать своих качеств даже при периодичности обслуживания в 1 год. Конкуренция на рынке охотничьего оружия велика – карабины Сайга и Вепрь имеют сходные характеристики, но они гораздо дороже, да и по исторической ценности уступают СКС, имеющему боевую славу.

Применение для охоты

Чаще всего ОП СКС берут с собой при охоте на животных средних размеров: волка, косулю, небольшого кабана. Для охоты на крупного кабана, лося или медведя мощность патрона 7,62×39 считается недостаточной, предпочтение отдается калибру 9 мм и патрону 7,62×53. Хотя опытные охотники такого мнения не разделяют. Навыки прицельной стрельбы и знание анатомии крупных животных – вот залог успешной охоты на такого зверя, как медведь. Неопытный стрелок, не имеющий представления о понятии стрельбы «по месту», промахивается или, что еще хуже, наносит зверю легкие раны, только раздражая его, и все списывает на то, что ОП СКС не годится для такой охоты.

Решением для такой ситуации будет изучение мишени для стрельбы в анатомическом плане и отработка навыков прицеливания. Такой вывод подтверждается популярностью СКС для охоты во многих странах.

На кабана

Среднего размера кабан имеет вес 100-120 кг, и самозарядный карабин больше всего подходит для добычи такого трофея по характеристике «цена – качество», хотя существует запрет по новым правилам на использование такого оружия в отношении парнокопытных. Для стрельбы по кабану из ОП СКС используют 2 вида патронов:

  1. Охотничий 7,62×39 с пулей полуоболочечной весом 9,7 г. Такая пуля, попадая в животное, деформируется, обеспечивая поражающий эффект на дистанции 100 м. Большее расстояние не позволяет пуле вызвать шок у кабана, но прицельный выстрел из самозарядного карабина возможен до 200 м. Увеличение расстояния возможно после предварительной пристрелки для определения поправки на дальность.
  2. Охотничий 7,62×39 с пулей весом 8 г, состоящей из 3 составных частей – биметаллической оболочки, свинцовой рубашки и стального сердечника. Она унифицирована со снарядом патрона образца 1943 года. Внешне пулю можно определить по срезу оболочки на вершинке, где наблюдается свинцовая рубашка.

Пуля второго вида патрона (8 г), попадая в мягкие части тела животного, деформируется до разрушения на дистанциях до 300 м. Ее поражающие факторы реализуются в полной мере, вызывая у зверя шоковое состояние. Попадание стального сердечника в кость дробит ее на осколки, увеличивая оглушение и шок животного.

На лося, медведя

Определяющим фактором пригодности оружия для охоты на медведя является мощность, заложенная в патроне. Для эффективного поражения зверя энергия пули должна быть не меньше 9 Дж на 1 кг его массы. Для лося весом 200 кг характеристика пули должна быть 1800 Дж. Но медведь хорошо выдерживает ранения и опасен, когда подстрелен. Так что для него этот показатель надо увеличить на треть. Патрон 7,62×39 проходит по этому параметру лишь по самой нижней границе – при стрельбе в упор.

Но условия охоты – это не только патрон, но и дистанция: на крупного зверя можно охотиться с расстояния 15-100 м, для карабина СКС это комфортный интервал. На крупного зверя обычно устраивают засидки, подразумевающие стрельбу в спокойных условиях по стоящему или медленно идущему животному. И стрельба происходит не как придется, а точно «по месту», которое опытный охотник выбирает безошибочно на теле недалеко стоящего медведя.

Первый выстрел – наиболее важный, он должен оставить зверя на месте совершенно обездвиженным, чтобы охотник не потерял возможность точного прицеливания. Со вторым, а возможно, и последующим, выстрелом медлить не стоит.

Наиболее успешно ОП СКС используют охотники, обладающие большой практикой охоты, знаниями анатомии и повадок диких животных, понимающие, на кого они поднимают руку, а не просто меткие стрелки. Так что оружие, зарекомендовавшее себя качественным, надежным и практичным более полувека назад, продолжает служить не только в качестве экспоната музея или у коллекционера, но и в реальной жизни у охотника.

Через пять лет непрерывного владения охотничьим гладкоствольным оружием становится возможным приобретение лицензии на покупку и использование нарезного. Часть охотников этим правом пользуются, поскольку охотничий нарезной карабин дает возможность перейти на несколько иной уровень взаимоотношений с природой. В это статье мы попробуем разобраться, чем привлекательно такое оружие и какой карабин выбрать для ходовой или иного вида охоты.

Преимущества и недостатки

Если вы задумались о покупке нарезного охотничьего оружия, первым делом стоит определиться, действительно ли оно вам нужно. Главная его особенность в том, что благодаря винтовым нарезам в канале ствола пуля приобретает вращательное движение.

imageЭтим объясняются главные преимущества нарезного оружия по сравнению с гладкоствольным:

  • точность и кучность стрельбы;
  • высокая дальность полета пули.

Однако есть у винтовок и недостатки:

  • они стоят довольно дорого, поэтому далеко не каждый охотник может позволить себе хорошее нарезное оружие;
  • большинство моделей значительно превосходит среднюю гладкостволку по весу;
  • также большая часть винтовок уступает гладкоствольным ружьям в надежности.

К тому же согласно российскому законодательству права на покупку нарезного оружия не имеют охотники, чей стаж — менее пяти лет. Используются винтовки для охоты на больших дистанциях и на крупного зверя, именно в таких случаях их применение наиболее оправдано.

Это интересно: Блочный лук — особенности выбора и тактика охоты

Что можно рекомендовать к покупке

Карабины импортные

Образцов различных брендов производится во множестве модификаций. Делать полный обзор всего имеющегося на рынке стрелкового оружия для охоты бессмысленно. Из недорогих импортных заслуживают внимание марки «Сако», «Тикка», «Чезет», «Восрэ» и «Маннлихер» (модель Prohunter). Известные «Зауэр» великолепны по всем параметрам, только вот по цене такая покупка доступна лишь людям весьма обеспеченным.

image

Тигр

Отечественные карабины

Чаще всего, в первую очередь, из-за доступной стоимости, покупается охотничье оружие именно российских производителей. Ассортимент обширный, поэтому лишь несколько примеров. В скобках – ориентировочные расценки в рублях.

image

Вепрь — 308

Два последних карабина – на мелкого зверя, под патрон 5,6.

Полезные советы

 Вид охоты.  Для «ходовой» желательно брать короткий карабин. Его вес несколько меньше, следовательно, и усталость не так сказывается. А вот для стрельбы «из засидки» предпочтение нужно отдавать длинноствольным моделям.  Предельный «настрел».  Ориентироваться на данную характеристику не имеет смысла. Она важна для промысловика, а охотнику-любителю ресурса карабина даже в 6 500 выстрелов хватит на много лет, если не на всю жизнь.

В статье дан лишь краткий обзор имеющихся на рынке моделей карабинов и основные рекомендации. Перед покупкой целесообразно посоветоваться с опытными охотниками. Они лучше знают все особенности ведения промысла в регионе проживания, поэтому и совет дадут более чем полезный.

Хорошей вам добычи, читатель!

Штуцеры

Изначально штуцерами называли нарезные ружья, заряжаемые через дула, которые использовались с XVI по XIX века. Они в два-три раза превосходили гладкоствольное оружие, а также отличались хорошей меткостью стрельбы, поэтому получили широкое распространение в войсках. В середине XIX века со штуцерами воевали до трети солдат передовых армий. Однако низкая скорострельность и дороговизна ограничивала применение таких винтовок.

В современном понимании штуцеры — это особый вид охотничьего оружия, винтовка с переломными стволами. Такие ружья редко выбирают в качестве первого нарезного оружия, обычно их покупают после приобретения опыта пользования карабином. Многие охотники с большим стажем отдают предпочтение именно им.

imageОсновные преимущества штуцеров:

  • второй выстрел может быть сделан практически мгновенно, так как для этого понадобится только перенести палец на другой спусковой крючок;
  • штуцеры имеют лучший баланс, чем болтовые карабины, хотя это справедливо не для всех моделей.

При этом по точности стрельбы штуцеры уступают болтовым карабинам.

Всего можно выделить три их разновидности:

  • с одним стволом;
  • с двумя стволами;
  • комбинированные штуцеры с двумя, тремя или четырьмя стволами.

Двуствольный штуцер может иметь стволы одного калибра или разных. У комбинированных моделей нарезные стволы сочетаются с гладкоствольными. Наибольшей популярностью пользуются винтовки и комбинированные ружья с двумя или тремя стволами. Стволы штуцера могут быть расположены вертикально и горизонтально. Вертикальные модели обеспечивают лучшую точность стрельбы и поэтому более предпочтительны.

imageНачальная скорость выпущенной пули может превышать полтора километра в секунду, при этом дальность стрельбы без изменения траектории составляет порядка четырехсот метров. Возможные калибры штуцеров — от 6,99 до 15,25 мм. Используются они преимущественно для охоты на крупного и крепкого зверя. Самые дальнобойные модели по своим характеристикам практически не уступают карабинам.

Примеры двуствольных штуцеров и комбинированных ружей:

  • МР-251;
  • Finnsport 512;
  • BRNO ZH 340;
  • Antonio Zoli Express;
  • Antonio Zoli Corona;
  • Browning Express Erice;
  • Beretta S689 Silver Sable;
  • Blaser 95;
  • Blaser 97;
  • Merkel 2020.

Пример трехствольной модели — Antonio Zoli Drilling. Это ружье имеет два гладких ствола и один нарезной.

Принцип заряжания, смены обоймы

На зимней охоте, в условиях крайне низких температур, когда буквально за считанные минуты деревенеют пальцы,  такая процедура занимает много времени. Вот и следует уточнить – насколько удобно и быстро перезаряжается карабин.

image

Барс — 4

Какой карабин выбрать для охоты

—>

Оцените статью
Рейтинг автора
4,8
Материал подготовил
Максим Коновалов
Наш эксперт
Написано статей
127
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий